Великая провинциальная история Алексея Иванова. Возможно, одна из следующих книг писателя коснётся ижевско-воткинского восстания

29 апреля
0

Алексея Иванова его писательские маршруты приводили в Ижевск довольно часто. Один из главных русскоязычных писателей нашего времени изучал здесь феномен уральской горнозаводской цивилизации (тогда специально для него открыли башню оружейного завода и даже завели стоявшие долгие годы большие часы); смотрел премьерный спектакль «Общага—на—крови» театра—студии «Птица» по его роману (он до сих пор говорит, что у него щемило сердце от сопереживания событиям, происходящим на сцене, и он узнавал в ижевских артистах своих героев); представлял свои книги на литературном фестивале «ЧИЖ».

%d0%90%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b5%d0%b9 %d0%98%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2 Великая провинциальная история Алексея Иванова. Возможно, одна из следующих книг писателя коснётся ижевско-воткинского восстания

На этот раз Алексей Иванов приехал в столицу Удмуртии с недавно вышедшим романом «Тобол. Мало избранных» — второй частью дилогии о Сибири петровской эпохи. В лихо закрученном сюжете огромного романа (оба тома по объёму сопоставимы с «Войной и миром») переплетаются судьбы людей разных сословий, национальностей, религий… Писатель подчёркивает, что действие «Тобола» основано на реальных исторических фактах.

— Роман может с полным правом считаться историческим несмотря на то, что в нём присутствуют и детективный, и криминальный сюжет, и мистика. Для меня как для писателя главной задачей было придумать увлекательные сюжеты, но так, чтобы они полностью вписались в историю и не противоречили реальным фактам. В Сибири начала XVIII века действительно сошлись представители многих сословий и национальностей: русские петровского формата и допетровского (раскольники), ссыльные малороссы, пленные шведы, местные инородцы (ханты и манси, остяки и вогулы), коренные жители Сибири татары, бухарцы. Тобольск постоянно соприкасался с джунгарами – монгольским народом, у которого в то время существовала своя государственность на границе Китая и Казахстана. В Тобольске той поры как будто пересеклись разные эпохи: пленные шведы попали туда из уже сложившегося европейского буржуазного общества, многие русские жили ещё по традициям феодального XVII века, а инородцы продолжали жить по ценностям общинно—родового строя, сложившимся чуть ли не в каменном веке. Для всех этих людей невозможно было найти ничего общего: их не объединяли ни религия, ни культура, ни язык. И тем не менее они жили мирно: их объединяла общая земля. Ценность земли – это важная черта нестоличной истории России, и она сохраняет актуальность до наших дней.

Литература и история

— Удмуртия оказывается как будто на полпути между Уралом, который вы исследовали в ваших прошлых романах, и Сибирью. Здесь тоже столкнулись на одной земле государевы люди и местные «инородцы», язычество и православие. По Сибирскому тракту через эти земли уходили в тот же Тобольск ссыльные, а чуть поодаль от этой большой и страшной дороги до сих пор стоят староверческие сёла…

— Раскол, староверчество – это уникальное явление в истории России. Мне представляется, что это некая альтернативная Россия, которая развивалась под гнётом, но при этом так, как было органично русскому национальному духу. У староверов в общинах не было крепостного права. Они управлялись демократическим способом: к главенству приходила не аристократия, а церковные или экономические лидеры, руководители общин и монастырей. И несмотря на все гонения, раскол сумел сохранить свою экономическую самостоятельность и даже, в каком—то смысле, своё экономическое лидерство. Даже крупнейшая ярмарка Европы, Макарьевская, была основана раскольниками и на первых порах существовала за счёт товаров, которые они туда привозили. Сообщество раскольников показало, что Россия может жить не так, как она привыкла: без крепостного права и без аристократии. Они сохранили в своей основе Россию настоящую и за триста лет противоборства с властью остались самими собою.

— В прошлых ваших романах вы описываете, что такое уральский менталитет. Сибиряки – другие?

— Сибирь – территория для людей предприимчивых. Она всегда была главным поставщиком природных ресурсов, и добывать их могли люди с авантюрным складом характера, не боящиеся путешествовать, рисковать. Но на самом деле нет ни сибирского характера, ни уральского, ни какого—то ещё, есть только национальные оттенки. Сибирский человек отличается от среднерусского склонностью к авантюризму, умением не опускать руки и добиваться своего. Но это региональный характер, сложившийся со времён Ермака, в ХХ веке он был очень искажён сталинскими репрессиями. Если в XVII—XIX вв. в Сибирь шли за счастьем, за удачей, то в ХХ веке там оказывались вынужденно. Сибирская предприимчивость была во многом размыта насильственными вливаниями среднерусской крестьянской ментальности.

Путешествие продолжается

— Есть ли вероятность, что вы вернётесь к теме горнозаводской цивилизации и истории Урала и Предуралья? Или эта тема для вас полностью выработана, закрыта?

— Такая вероятность есть. Вполне возможно, что я напишу что—то об этих местах. У меня всегда есть в запасе несколько замыслов, и некоторые из них посвящены Уралу. Меня интересуют события, произошедшие в Ильменских горах в 1913 году. Тогда там работала так называемая радиевая экспедиция – на Урале добывали минерал, содержащий частицы радия. Руководил экспедицией В.И. Вернадский, ставший впоследствии знаменитым учёным, академиком. Тот самый, который придумал русский космизм и ноосферу. Его помощником был будущий академик Ферсман, который через несколько лет начнёт устраивать идеологическую жизнь в Советском государстве. На мелких подсобных работах в экспедиции был занят подросток по имени Лёня Кулик, который впоследствии станет известным учёным и первым исследователем Тунгусского метеорита. Экспедиция вообще объединила многих неординарных людей, вокруг неё происходили интересные события, и мне было бы интересно написать об этом.

Если ещё говорить об уральских сюжетах, то я хотел бы написать об одной из страниц гражданской войны на Урале — о войне бронепароходов, о судьбе Камской бронефлотилии и Камского отряда Волжской бронефлотилии. Это события 1918—1919 годов. А судьба Камской бронефлотилии напрямую связана с Ижевско—Воткинским восстанием 1918 года: восстание перегородило транспортный путь по Каме, и красные бронепароходы сражались и с ижевцами, и с бронепароходами, которые вооружили ижевцев.

— Когда вы пишете исторический роман, бывает ли вам достаточно справочников, исторических книг и иллюстративного материала, или необходимо побывать на этой территории, чтобы прочувствовать её пространства, уловить какой—то особенный дух этих мест?

— Мне обязательно нужно побывать на том месте, которое я описываю. Дело, конечно, не в «духе места». В каждом регионе есть знание территории на местном уровне, которое можно получить только там. Когда мы делали книгу «Вилы», то проехали по всему пути пугачёвского бунта, и много интереснейших фактов узнали на местах. Про всё это невозможно прочитать в Интернете или больших исторических трудах. Эти факты выкапывают местные краеведы и публикуют в брошюрках с тиражом в 300 экземпляров, и купить эти книжечки можно только в местных музеях и издательствах. Их нет в интернет—магазинах, о них невозможно узнать, живя в другом регионе, — уверен, что и в Удмуртии есть подобные. А фактура там интереснейшая! Кроме того, на месте ты понимаешь многие вещи совсем иначе, нежели просто читая о них. В знаменитой книге Скрынника о Ермаке, опубликованной в серии ЖЗЛ, написано, что Ермак шёл в Сибирь по бурной реке Чусовой и прошёл 1300 километров за 2 месяца. И когда ты читаешь это, сидя где—нибудь в Москве в удобном кресле, ты не замечаешь никакой нестыковки. А когда ты видишь настоящую Чусовую – совсем не быструю и бурную, а очень мелкую, ты понимаешь, что Ермак на своих огромных судах не мог так быстро преодолеть такое огромное расстояние. Так что факты даже из авторитетных книг лучше проверять «на натуре», чтобы не тиражировать ошибки.


На сцене и на экране

Персонажей Алексея Иванова играли не только артисты театра «Птица». Актёр ижевского театра «Молодой человек» Евгений Романов сыграл заметную роль в фильме «Географ глобус пропил», который стал одной из лучших экранизаций современной российской прозы и своеобразным зеркалом российской провинциальной жизни начала ХХ века. Романов вспоминает:

— Я тогда учился на втором курсе актёрского отделения Пермского института культуры. Девушка—одногруппница сказала, что в городе объявлен кастинг актёров на роли школьников в фильме «Географ глобус пропил» по роману Иванова. Буквально за три месяца до этого, в зимнюю сессию, у нас был экзамен по современной русской литературе, и я вытянул билет — рассказать о произведениях Иванова. К стыду своему, я не смог ответить – к тому моменту не прочитал ни одной его книги. К моменту пересдачи я уже был готов, и на экзамене отвечал именно по «Географу…», хотя читал и «Золото бунта». А уже в апреле я прошёл кастинг и в итоге сыграл Тютина – героя—жертву. Когда съёмочная группа была сформирована, к нам приехал сам Алексей Иванов, — может быть, чтобы убедиться, что актёры похожи на его персонажей. О моём герое он сказал, что у него есть реальный протитип, и этот человек стал самым успешным из всей описанной в романе компании. Для меня же в этой истории самым важным было то, что я узнавал в сюжете наше время и нашу жизнь.

Алексей Иванов, вспоминая об этом фильме, добавляет:

— Меня часто спрашивают, согласен ли я с тем, что Виктор Служкин в исполнении Константина Хабенского довольно сильно отличается от героя романа. Хабенский действительно сыграл не того героя, который описан в моём произведении, но этому есть объективная причина. «Географа...» я написал 23 года назад: роман был дописан в 1995—м. Виктора Служкина я создавал как героя своего времени, и в романе он соотносится с «лихими 90—ми». Режиссёр Александр Велединский поступил мудро: он не стал снимать кино о 90—х, а на основе моего романа создал историю о герое уже того времени, когда снимался фильм, а это был 2010 год. Так что Хабенский в том же сюжете играет другого человека — героя начала «десятых». Получился не ретроспективный фильм, а актуальный для времени его выхода на экран.

Возможно, «Географ…» ещё долгое время будет оставаться единственной удачной экранизацией сюжетов Иванова. Недавно он снял своё имя с титров сериала «Тобол», так как посчитал, что режиссёр, переписавший сценарий, исказил его замысел, нарушил историческую достоверность и превратил героев в набор ходячих штампов. Впрочем, впереди ещё несколько переносов романов Иванова на экран. Сейчас режиссёр Сергей Урсуляк (создатель сериала «Ликвидация») заканчивается съёмки сериала по роману «Ненастье». В скором времени начнутся съёмки сериала по роману «Сердце пармы», и на горизонте — съёмки сериалов по «Золоту бунта», «Псоглавцам» и «Общаге—на—крови».

Komosmb suv

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Фестиваль. Звёздные победы
28 апреля
«Удмуртнефть» стала одним из лидеров по количеству призовых мест на зональном туре корпоративного фес...
Звёздные победы
27 апреля
«Удмуртнефть» стала одним из лидеров по количеству призовых мест на зональном туре корпоративного фес...
«ЗАРЯдим!» 2018
24 апреля
Начиная с 2002 года в доме культуры «Заря» города Сарапула по инициативе и при непосредственном участ...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут
Создание сайтов Создание сайтов в Киеве